Ульяна Сергеенко, авангард, революция и русская красавица 1920-х в изяществе высокой моды. Haute couture a/w 2014-15

on

Я радуюсь ее росту, развитию, непременному, постоянному прогрессу! Каждый сезон Ульяна Сергеенко показывает концептуально новую коллекцию, оставаясь при этом верной и себе, и своим образам и силуэтам. Ее вещи говорят о себе, их видно, они читаемы и узнаваемы всегда и везде, но если два-три сезона назад дизайнер успешно баловалась с очаровательными темами почти рокайльной куртуазности и сказочного умиления,   то теперь она сделала коллекцию овеянную сложной темой русской революции и последующего за ней безумного десятилетия творческого взлета авангардистов, нэпа, поисков нового искусства. Десятилетие первой советской истории, столь интересное европейцам, в очередной раз кольнуло эстетское сердце Парижа. Для Европы 1920-е в России – это пик авангардизма и поисков нового, для нас – время когда рушилась и безвозвратно исчезала страна, падая все глубже в пучину колхозного варварства,   из которого оставался один выход – бежать.

Будем откровенны, Ульяна работает на мировой, а не на Российский рынок. Как ни печально это констатировать, но в своем отечестве почти нет тех истинных леди, способных носить кутюр, способных на предельную элегантность и изящество. В нашей стране много богатых сестер Золушки, они тоже отправляются на бал, но, как известно, хрустальная туфелька не может налезть на их широкие ступни.   Зато туалеты от Сергеенко сверкают на звездах высочайшего уровня, королевских особах, примах балета и оперы —  на тех дамах, которые способны провести всю ночь в хрупких хрустальных туфельках, не теряя достоинства, изящества и стати.

Но вернемся к показу. После того, как подиум прогремел кожаным плащом комиссара, появились модели в туалетах громко звучащих супрематистскими мотивами Малевича на вещах свободного силуэта. За  образами полными авангардистской эстетики последовали ансамбли  овеянные атмосферой Зойкиной квартиры и  спрятанной роскоши, которую тщательно скрывали, что бы накопив  средства и найдя возможность  — бежать, бежать в приют эмигрантов — свободный Париж.

16 ульяна сергеенко кутюр 2014-15 15 ульяна сергеенко кутюр 2014-15 19 ульяна сергеенко кутюр 2014-15

Открывается следующая часть показа, наполненная традиционными образами Сергеенко, сыгранными по-новому, это Париж 1920-х, время свободы.

Наконец в финале бурные 1920-е заканчиваются, наступают 1930-е, актуальный тренд на которые был обозначен еще в прошлом сезоне, наша героиня попадает в Голливуд.
40 ульяна сергеенко кутюр 2014-15 37 ульяна сергеенко кутюр 2014-15 38 ульяна сергеенко кутюр 2014-15
Вырисовывается настоящая история. Драматургия будто выписанная из  мемуаров. Наша героиня – молоденькая русская девушка из хорошей творческой семьи переживает революцию, и начало двадцатых проводит в богемной среде художников, поэтов и актеров. Она слушает Маяковского и беседует с Лилей Брик, общается с Малевичем и Гончаровой. В середине двадцатых наша юная особа расцветает, приобретает шик, а семья находит возможность эмигрировать, и вот она в Париже, городе любви и свободы, тонкая изящная, русская красавица с элегантностью в крови  попадает в лучшее общество, становится актрисой, первый успех, первое признание и вот, в конце двадцатых девушка добивается успеха в Голливуде, и блистает в мировом кинематографе. Изящная русская дива.

Очередное браво, Ульяна!

Текст Тим Ильясов
фото In Digital images

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s