Виктория Ирбаиева. Как круто поменять свою жизнь и создать успешный бренд с нуля

on

В этот раз я расскажу об удивительной героине московской моды — Виктории Ирбаиевой, умудрившейся круто изменить свою жизнь, двигаясь к мечте детства. Мы познакомились с Викой на одном из модных мероприятий и быстро нашли общий язык, легкая и уверенная одновременно, она создает вокруг себя особенную атмосферу. Это интервью я брал у Вики во время съемки. «О, Тим, я рада, что ты пришел! Посмотри, какое украшение лучше к этому образу?»,  — Виктория увлекает в процесс сразу, с порога, наверное в этом тоже есть часть успеха — в умении увлекать.


10510186_594813893969255_2036407982_n

Тим: хочется поговорить о феномене тебя. Мало кому удается так резко повернуть свою устоявшуюся жизнь и быстро достигнуть успеха в новом начинании.

Виктория: О, мне нравятся слова «достигнуть успеха»

Тим: за год! Давай по порядку, как все было. С самого начала.

Виктория: Началось все, как у многих, еще в детстве, я мечтала быть дизайнером одежды. Тогда, да и сейчас, для поступления в художественный вуз нужно было сдавать  живопись, графику,  рисунок, но в Сургуте, где мы тогда жили, просто физически негде было учиться рисовать. Не было там художественной школы. Я хотела поступать в Киев, мы съездили туда с папой – он очень меня поддерживал с идеей дизайна, посмотрели на работы абитуриентов и уехали. Но я все-равно шила и шила много.

После школы, просто за компанию, пошла учиться в педагогическое училище, ходить на занятия нужно было в костюме. Нормальный костюм в Сургуте достать было невозможно, так же как и научиться рисовать. Пришлось все шить самой. Тогда же мне, каким-то чудом в руки попала книга по организационному консультированию, переводная, неведомо как изданная в Советском Союзе, американский двухтомник, я прочитала и поняла – хочу. В России тогда это называлось «социальная психология» и учили этому буквально в паре мест в Москве. Я переехала в Москву и уже целенаправленно училась на психолога, бросила мечту о дизайне одежды. Я поступила в социальный университет, тот что сейчас называется РГСУ,  тогда его только организовали. Поступила без проблем, выпустилась, сделала успешную карьеру в консалтинге, имела отличную репутацию, интересные и крупные проекты:  аренду мастерской я оплачивала одним тренинг-днём.

Когда я уже занялась вплотную дизайном, работала в консалтинге три дня в месяц, этого хватало и на аренду мастерской, и на ткани,  и на прочие расходы. Но чтобы отработать три дорогих дня, нужно провести мощную подготовительную работу: написать программы и прочее. Ужасно хотелось двигаться ближе к своей первоначальной мечте. Тогда я сказала себе, что пока у меня есть хороший доход от консалтинга, меня не очень будет волновать доходность моей дизайнерской деятельности. У меня была опора.

Тим: Ты так существуешь до сих пор?

Виктория: Нет, уже больше полугода я вообще не беру консалтинговые проекты. Все время уделяю дизайну – ателье, коллекции.


 деньги для меня вообще не мотиватор


 

Тим: а когда настал тот момент, что ты, успешный бизнес-консультант, начала заниматься дизайном?

Виктория: это произошло уже после того, как я лет пять поработала в Renault на разных позициях и поняла что на этом —  все,  потолок: можно поменять компанию, но ничего нового я для себя не открою, будет тоже самое, только вид сбоку, может быть изменился бы масштаб, появились другие деньги, но деньги для меня вообще не мотиватор,  это не стимул для развития.  Вспомнила о своей давней мечте, начала искать, где можно просто поучиться нормально шить. Дальше началась мистика какая-то, все складывалось. В поисках школы – нашла какой-то сайт курсов, и на следующий день, совершенно случайно, оказалась в том же офисе, где располагались эти курсы. Совпадение! Я зашла: «хочу учиться, только рисовать не умею», – научим, — получила ответ. Это судьба! Пошла учиться на курс дизайнеров, это был курс новичков, теория и практика, потом экзамены, развески.

 


пришла в в группу, девочки встали, –  бонжур, мадам, —  я говорю, — спокойно, я тоже ученик!


Тим: и когда все это было?

Виктория: Эта первая школа была три года назад, после обучения там, я поняла, что не могу больше работать на прежней работе, уволилась, перешла в более свободный консалтинг, образовалось немного свободного времени. Нашла в Париже несколько вариантов школ дизайна и выбрала, для начала, профориентационный курс: девочки заканчивают школу и им надо сориентироваться в какой колледж идти. Девочки 16 лет? Ну и что? Отправилась на обучение, пришла в группу, девочки встали, – бонжур мадам, — я говорю, — спокойно, я тоже ученик! Все в шоке были, преподаватели  вначале напряжённо реагировали, а потом привыкли. Там был интенсив, где за неделю тебя знакомят со всеми основными предметами, которые ты потом будешь изучать в полноценном курсе, а также ты выполняешь практические работы по каждой теме и, тем самым, демонстрируешь свои способности преподавателям. Педагоги посмотрели мои работы, сказали, что в портнихи мне идти не стоит, а вот дизайн — самое то.

Я вернулась в Москву и увидела в журнале «Грация» объявление о конкурсе дизайна. Там были нужны приличные эскизы, а я ни рисовать толком не умела, ни в фотошопе работать, но решилась. Тема была  «1960е» и «Бархатное платье в пол». Я, сидя  на даче и делая отчёт по кадровому аудиту, собирала материал, работала с источниками. Оказалась я, в итоге, в финале конкурса. В качестве источника вдохновения использовала кейп Зайцева, которого я очень любила в советское время. Я была довольна результатом. Мой эскиз с кейпом очень активно использовали и журнал GRAZIA, а партнер конкурса интернет-магазин Trends Brands повесил изображение моей работы в качестве заставки к разделу с конкурсными моделями. Я загордилась и  на радостях написала в Trends brands о том, как мне приятно, что они обратили внимание на мою работу. Получаю ответ: а не хотите ли сделать для нас коллекцию?

10524912_594813917302586_1627707516_n

Тим:  Сразу так? Чудеса!

Виктория: Еще был правда промежуточный этап, я перед этим сделала стильные воротнички и им отправила – вот мол, есть такие стильные воротнички, не интересно ли вам? Они посмотрели, говорят – все классно, но может быть вы сделаете коллекцию одежды? Я честно призналась девушке-закупщице, — Оля — its my first time! У меня тогда ничего не было, только мастерская, где я делала воротнички и мечтала, а тут все вдруг так серьезно. В trends brands меня сразу спросили, — вы хотите делать коллекцию для удовольствия — или бизнес-бизнес? — а можно вместе? – можно! Дело в том, что к ним часто приходят порхающие русские дизайнеры, которым не важно, как вещи будут продаваться, кто это может купить, соответствует ли цена качеству и так далее. Мне провели небольшой ликбез по вопросам ценообразования, хотя в принципе мне все было очень понятно, я же бизнес-консультант, консультировала большие компании на тему их финансовой эффективности. В этом плане мне понятно, что такое себестоимость, маржа, сколько надо продать до сейла, что бы все, как минимум, окупалось. Конечно мне подсказывали — вот у нас такая целевая аудитория,  нужны в первую очередь платьишки, потом юбочки и блузочки, ну и одна-две модели верхней одежды, это все. Я ходила, чесала голову, придумала круизную коллекцию, у них как раз не было. «Отлично, нам все подходит!». Все и пошло.

Вначале было сложно, нужно было искать швей, портных, ткани, при этом помнить про себестоимость. Нашла удивительную портниху, параллельно запустила индивидуальный пошив. Это была во-первых тренировка на живых людях, во-вторых живые деньги. Важно было и то, и другое. Ателье начало функционировать в апреле прошлого года.

Тим: То есть чуть больше года назад?

Виктория: Да, тогда же начали готовить коллекцию и в мае она уже была в магазинах.

Тим: очень быстро!

10523162_594813997302578_1916064862_n

Виктория: Не то слово! Но, видимо, все складывалось! Чем я более загружена, тем  более эффективна. Чем больше прессинг — тем больше выхлоп.  С одной стороны, я думала над коллекцией, с другой искала ткани. Все получалось быстро, спонтанно, я не понимала сколько мне нужно ткани, ни разу до этого не делала этот расчёт, все на уровне интуиции, как-то приблизительно. Здорово, что тогда были деньги от консалтинга, не нужно было где-то одалживать, искать партнёра или посягать на семейный бюджет.


Чем я более загружена, тем более эффективна. Чем больше прессинг — тем больше выхлоп


Тим: Кстати, по поводу  семейного бюджета. Как семья отнеслась, к тому, что мать вдруг ушла в дизайн?

Виктория: Мой ребенок — художник, а муж меня любит. Шок был не когда мать ушла в дизайн, шок был, когда я сказала, что увольняюсь из Renault. Он увидел, как я ночами рисую эскизы, как работаю над дизайном сутками, – понял, что для меня это важно и успокоился.

10482895_595187137265264_8830190955822807092_n

Тим: А как пошел бизнес, когда пошли продажи?

Виктория: сразу! Стандартно, что в норме, до сейла должно продаться 30 процентов. Если правильно сформирована себестоимость, то на продаже 30 процентов до сейла ты покрываешь расходы, если продано больше 30 — то все просто прекрасно. И еще 30 продается на сейле, и 30 процентов в товарном остатке — это норма, оно может в сток уйти, еще куда-то, но это естественно. В первой коллекции до сейла было продано 39 процентов, а в общей сложности более 70. Остальное продалось через интернет-магазин. Почти ничего не осталось. Вторая коллекция была чуть менее успешна, потому что я меньше работала над темой. Вдохновение и источники тем важны в любой коллекции: и в кутюрной, и в массовой, иначе получается нецелостный, безыдейный набор вещей. Люди  это чувствуют, продаж меньше. Во второй коллекции были позиции просто «глухие», даже на сейле не продавались. Работа с источниками очень важна. Как мы сейчас с Fashion Factory на в КЦ ЗИЛ проходили весь путь.

Тим: Кстати про Fashion factory — с чего началось сотрудничество?

Виктория: Очень смешно началось. Я наткнулась на Людмилу Норсоян в фейсбуке, стала ее читать, зафрендилась, потом начала что-то комментировать, общаться – Людмила и говорит, — Вика, нам надо встречаться!

Тим: фейсбук объединяет!

Виктория: Не то слово! Я приехала познакомиться,  Люда позвала меня на открытие первой группы Fashion factory и пригласила преподавать. Вы что! У вас преподает Андриянова, Аболенкин, и среди них Вика Ирбаиева? – да наплюйте! – ответила мне Людмила. С точки зрения преподавания,  проблем нет – это моя первая профессия, а работе в дизайне я учусь сама. Учу и учусь, постигаю новое. Это был риск, так как дипломные работы выпускников должны были стать частью моей собственной коллекции, будут сделаны за мои деньги, будут продаваться или не продаваться, потому я задала жесткие условия темы, оставила за собой финальный отбор моделей и их доработку, если понадобится, то есть все будет как по-настоящему, как устроено в больших модных домах. Норсоян сказала – так правильно, так происходит в бизнесе и это единственный путь.

164603_220602118135382_261875952_n

Тим: расскажи о последней своей коллекции, которая сейчас продается?

Виктория: Весной мне пришла идея — black summer — черное лето, откуда пришло не знаю. Полистала тренды, черно-белый будет осенью – но я решила! Trends brands попросили включить в коллекцию «мимимишки» — хорошо, сделаю, но на черном. Сделала им в графике зайчиков, пудельков. Юбки не успевали вывешивать, их уносят сразу. Потом я сказала закупщикам — «мимимишки» и ваша целевая аудитория это, конечно, здорово, но те клиентки, с которыми я каждый день работаю в ателье — это женщины, похожие на меня, старше тридцати, городские, без фанатизма модные, интересные женщины. Страшная новость, — говорит мне руководство, — мы тоже потихонечку уходим в этот сегмент. И я сделала маленькую «капсулу» в летнюю коллекцию, ты видел на неделе моды у меня было серое платье? Раскупили в неделю!

Тим: Поговорим чуть-чуть о твоих ориентирах в моде. Какие-то опорные точки?

Виктория: Волшебный бренд для меня — moschino. С одной стороны это высочайший класс по охвату целевой аудитории, с другой — классный юмор, и вневременные силуэты. Все с таким клевым стебом и юмором: если золото – то золотище! Если говорить об именах, то все-таки Диор и Шанель. Шанель, как революционерка, а Диор, как архитектор, он  не про тряпочки, он про форму.

Тим:  На последок, мотиватор от Виктории Ирбаиевой

Виктория: Делай то, что тебя радует, делай много, убейся об это, главное что бы хотелось. Как только перестает радовать, я анализирую почему так произошло и если что-то можно поменять — подкручиваю, если починить не удается — легко меняю жизнь. Но так кардинально меняла только один раз, и, думаю, других таких изменений уже не будет. У меня было две профессиональные мечты,  и обе я исполнила.

10454254_597417670375544_7046682368622969614_o

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s