Российский мужчина и цвет. История взаимоотношений

on

Иногда кажется, что цвет в гардеробе российского мужчины понятие весьма относительное. Но так ли это? В крупных сетях магазинов одежды я все чаще замечаю действительно яркие, цветные изделия, которые уходят из магазинов на улицы, постепенно меняя городскую палитру. Несколько лет назад «расцвели» летние вещи, за ними «окрашиваться» начал и зимний ассортимент. При всей кажущейся черно-серости стиля сильной половины населения нашей страны, цвет в нем периодически объявляется. Я решил исследовать историю этих явлений и посмотреть, как развивались взаимоотношения между российским мужчиной и цветом.


Для жителя России XVII века цвет, прежде всего, — символ, потому цвету в одежде придавали особенное значение. Цветовая палитра гардероба мужчины XVII века, была чрезвычайно разнообразна. Цвет ассоциировался с богатством – окрашенная ткань чрезвычайно дорого стоила, потому, чем ярче, тем лучше, никаких ограничений. Отдельное место занимал красный цвет. Красный, красивый, дорогой, царский.

Именно красному цвету я буду уделять особое внимание в этой статье. Красный, как индикатор, являясь то там, то тут, говорит о многом. Здоровый цвет энергии, сексуальности, жизни, красный издревле почитался людьми, особенно в традиционном обществе. Но что с ним происходило по мере того, как традиционное общество проходило путь глобализации, реформ и революций?

В XVIII веке, когда бал в России правили французские моды, красный ушел из светского костюма, однако продолжил жить в крестьянкой одежде и военной форме. Светский камзол – многоцветен, в начале XVIII века он, в основном, в зеленых, коричневых, темно-синих и серых тонах: Царь-работник Петр не терпел излишнего франтовства. Однако, в век цариц: Анны Иоановны, Елизаветы Петровны и, конечно, моей любимицы, Екатерины Великой, мужчины нарядились в модные европейские сюртуки и камзолы самых разных оттенков. Тут появился и лиловый, и салатовый, и голубой, и даже желтый цвет. Это разнообразие покидает мужской гардероб с приходом XIX века, когда тон мужской моде начала задавать Англия.

b60d03f40159 b_p_sheremetevteornever_3

Если Париж навсегда остался столицей дамских мод, то Лондон закрепился как мировая столица мужской одежды. Сформированный Красавчиком Браммелом (первым денди в мире) мужской костюм тройка, состоящий из брюк, жилета и пиджака, сохранился в этой комплектации вплоть до сегодняшнего дня. Менялись детали: линии вытачек, пиджак становился шире или уже, менялась длина брюк или форма лацкана, удлинялись фалды или появлялись манжеты, но суть костюма оставалась прежней. Тогда же, в начале XIX столетия были заданы и основные цвета мужского гардероба, английская холодная сдержанность взяла верх над куртуазным буйством французских щеголей, мужчины отвернулись от ярких красок и в полной мере не вернулись к ним больше никогда. Пантеон мужских цветов был утвержден Браммелом и его покровителем – главным денди Англии и мира — королем Георгом IV. Утвержденные ими цвета стали классикой: белый, черный, серый, коричневый, синий, темно-зеленый, бежевый и несколько блеклых оттенков к ним в придачу – серо-голубой, бледно-желтый, пыльно-лиловый, серебряный и несколько других. Эти цвета математически сочетаются или не сочетаются между собой, но не позволяют никакой эмоциональной несдержанности.

Красный цвет, на который мы сегодня обращаем особенное внимание, в мужском костюме 19 века существовал исключительно в форменных мундирах, в светском костюме его быть не могло. В шкаф щеголя мог затесаться темно-бардовый, блекло-розовый, черно-вишневый, но не красный. Цвет энергии оставили военным, тогда как его «вялые» собратья достались щеголям. Франты XIX века — в основном, не служащие аристократы, джентльмены, изысканно проматывающие состояние — красный цвет претил их природе, тогда как «ленивый» пыльно-розовый отлично вписывался в их психологию.

Классический набор мужских цветов полностью переняли российские аристократы, страдавшие в первой половине XIX века англоманией. Российский мужской костюм после XVIII века стал придерживаться исключительно английской нормы, лишь изредка обращаясь к немецким образцам, только во второй половине ХХ века появилось сильное влияние Италии, существенное до сих пор.


Несмотря на следование светского общества строгим английским канонам, цвета в нашей стране было много. Дело в том, что крестьянский костюм, не принял европейской моды и продолжал развиваться в своем русле. Потому, когда благородные балы сливались в черно-белой гамме фраков, разбавленных форменными костюмами, иногда мелькавшими красными мундирами кавалергардов, крестьянские свадьбы пестрели синими портками, алыми рубахами, цветастыми ситцами и вышивкой.


OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Все закончилось в 1917 году. Революция полностью вымывает цвет и из городского, и из крестьянского гардероба, ярким пятном горит лишь красное знамя. Одежда должна быть исключительно утилитарной, мода и красивые вещи — мещанство, пережитки темного прошлого. В первое десятилетие советской эпохи мужская одежда полностью теряет цвет, и даже те, консервативные оттенки, установленные приличными для джентльменов Браммелом, подверглись репрессиям: выжил только серый в разных вариациях, с легкими вкраплениями голубого, синего, коричневого.

К 1930-м годам в одежду приходит много белого цвета. То было поколение, ровными рядами шагающее под «мы рождены, что б сказку сделать былью», именно оно заложило основы многих мужских комплексов современности, относительно внешнего вида,  именно тогда установился диктат одинаковости, всеобщая уравниловка: «мы ровными рядами шагаем нога в ногу, и никто не выбивается, никто не может выглядеть как-то иначе».

Мода, цвет и красивая одежда стали возвращаться в жизнь советских граждан в середине 50-х, тогда готовясь к всемирному фестивалю молодежи, важно было не ударить в грязь лицом. Образцы мужской одежды выпускает Общесоюзный Дом Моделей, в них все еще нет разнообразия, но цвет и стиль робко проникает даже в массовое советское производство, появляются рубашки разных оттенков, в моде светлые костюмы, бежевый и голубой цвет. После всемирного фестиваля в СССР появляются стиляги.

В начале 1960-х цветное – значит модное. Откуда-то из под полы продаются яркие заграничные вещи, даже простые советские парни, несмотря на порицание партией, пытаются украсить себя чем-то цветным.

Вплоть до конца советской власти, цвет в мужской одежде будет чем-то диссидентским, опасным, но манящим. При том, что основная цветовая гамма остается неизменной – серо-черно-грязные костюмы с сине-серо-голубыми или болотного цвета рубашками.

В 1960-е и 1970-е в каждом советском журнале мод есть один-два разворота посвященных мужской одежде, на стильных фотографиях изображены красивые костюмы, яркие цвета, роскошные пальто, рубашки и галстуки, но, как показывала практика, картинки в журнале, так и оставались картинками. Алескандр Игманд — ведущий художник по мужской   одежде в Общесоюзном Доме Моделей, создает прекрасные эскизы, которые в чистом виде до фабрик так и не доходят. Реализовать свое мастерство полностью удается только одевая вождя и его окружение. Игманд одевает Брежнева и тот, при всей свой грузной комплекции выглядит стильно, даже рядом с щеголеватыми западными лидерами. Тогда же в союз проникает западная музыка, а вместе с ней и цвета 1970-х, молодежь носит яркие, иногда с узорами рубашки с воротником апаш, брюки клеш и даже (эка невидаль!) разноцветные платки и галстуки на шее.


1991 год, железный занавес рухнул вместе с советским союзом, все стало можно, цвет заполонил пространство: магазины, телевидение, улицы — все пестрит! Если советский мужчина всеми силами старался размыть свою идентичность, в страстном желании быть как все, не выделяться и не высовываться, то мужчина эпохи шальных денег, неожиданно получив большой куш, напротив, жаждет обратить на себя внимание. Мужчины обращаются к одежде и цвету, чтобы доказать окружающим, что они круче, сильнее, богаче. Начинают работать древнейшие механизмы имиджа, чем ярче, чем больше — тем лучше. Здесь не грех будет вспомнить средневековые одеяния русских бояр или зажиточных крестьян с их особым уважением к цветной одежде, красной в особенности. Новый русский боярин являет миру малиновый (почти красный) пиджак и тяжелую золотую цепь под ним. Все должно подчеркивать значимость бизнесмена, работают древнейшие крестьянские понятия о красоте. Упитанный – значит богатый, в красной рубахе – значит богатый, в золоте – тем более богатый, знатный человек. Помимо малинового спросом пользуется зеленый или даже оранжевый пиджак, все это с черными брюками, спортивной обувью и барсеткой, пухлой от огромного мобильного телефона и пачки наличных.


Время идет, в 2000-е страна вступает в очередной, похожий на брежневский период стабильной-застойности,   капитал разделен, доказывать никому ничего не нужно, выжившие и облагороженные бывшие новые русские выезжают за границу и облачаются в пиджаки Бриони. Вместе с XXI веком в нашу страну приходит качественный офисный стиль.   Укрепившиеся в крупных городах офисы больших компаний ограничили мужчин строгим дресс-кодом, а хорошие зарплаты 2000х и общий экономический подъем способствовали покупательной способности. В мужской гардероб возвращается набор классических цветов, подзабытый с XIX века. Главный тон в мужском стиле задает президент страны. В подборе вещей мужчинам нужны авторитеты, и лидер государства  не может вызывать вопросов и нареканий идет ли речь о политике или о галстуке. Итальянские дома — Бриони, Зилли и Феррагамо многим обязаны российскому президенту. Однако, его строгий и консервативный образ, сильно сузил цветовую гамму. Владимир Владимирович Путин предпочитает черные или черно-синие пиджаки в сочетании с белой рубашкой и его фирменным красным галстуком, который за ним переняли чиновники всех уровней.

Кстати, любопытное наблюдение, при президенте В.В. Путине мужчины покупают черные пиджаки на трех пуговицах, при президенте Медведеве носили синие, на двух. Знаменитый “медведевский”, яркий синий костюм, стал популярен в конце 2000х.


Рубеж десятилетий и 2010-е годы характеры двумя явлениями в мужском стиле – хипстерами и денди, а также бурным развитием сетей масс-маркета. Выросло новое поколение, которое не знакомо с дефицитом, поколение яркой рекламы и интернета, поколение цвета, и самовыражения. В сети Zara появляются вещи красные, желтые, синие, зеленые и даже оранжевые, массовые продажи работают на сознание покупателя: “если этот красный плащ продается в сотнях магазинов, значит его купят тысячи парней, а значит, даже в красном плаще я не буду белой вороной”.

Таким образом мы подобрались к современному мужчине и тому, как он относится к цвету. Мы являемся свидетелями уникального явления в стиле нашей страны, когда мужчины вдруг начинают надевать цветные вещи. Кампания Боско с их олимпийской формой – избавила мужчин от страха перед красным цветом. В своей спортивной версии – красный, вдруг, снова становится желанным, мужчины перестают его бояться и достаточно просто выйти на улицу, чтобы увидеть красные поло, шорты, джинсы или куртки.

Между тем, экономический кризис, отмирание хипстеров и пришедшие им на смену «ламберсексуалы» (бородатые парни а ла «американский дровосек») , грозит оборвать эту тенденцию на корню.  В кризисное время подавляющее большинство мужчин стремится залечь на дно, переждать бурю, и делать это удобнее всего в неприметной одежде. Однако, в это же кризисное время, всегда появляется небольшая прослойка предприимчивых людей, которые умудряются обернуть дело в свою пользу, и, благодаря своими грамотным и активным действиям, быстро развиваются даже в сложной экономической ситуации. Именно за этими людьми останется цвет, он нужен им для жизни и движения.



У мужчин в России всегда были сложные отношения с цветом. Цвет выполнял и продолжает выполнять социальную, психологическую или даже метафизическую функцию. Одна только история красного цвета в мужском гардеробе достойна отдельного исследования. От великоняжеской порфиры, красный становится важным для крестьян и купцов, цепляющихся за него, как за цвет защиты древнего уклада, потом является в форменных мундирах кавалергардов XIX века и, наконец, разлетается красным знаменем революции под которым государство прожило более 70 лет, после которых красный на некоторое время мертвеет, прячется в малиновых оттенках пиджаков первых бизнесменов,но на рубеже тысячелетий он, горящим пятном, звенит в цвете галстука президента и ко второму десятилетию XXI века снова уходит в народ, откуда он и пришел, в виде олимпийской формы, несущей на себе заряд национальной гордости. Сломит ли новый экономический кризис движение красного цвета в народ? Скорее всего да. Но история не стоит на месте.