«Батальон». Как сотня женщин погибла за родину, пока все остальные были сами за себя

on

батальон

В прошлом году мы вдруг вспомнили, что в нашей истории была не только великая отечественная, но и не менее страшная, первая мировая война, и не нужно лишний раз говорить, к чему она привела. Сейчас, когда при внешней стабильности системы, страну подтачивает кризис, а всего в тысяче километров от Москвы и вовсе идет настоящая гражданская война, атмосфера того, сложного времени, не кажется такой уж призрачной и далекой. Общая напряженность объективно отражается в культуре: на экраны вышел «Батальон».

Фильм этот важен скорее не как явление кинематографическое (почему — читайте ниже), но культурологическое. Крупные кинокартины не появляются просто так из ниоткуда, это всегда следствие культурного процесса, происходящего внутри страны.

1917 год между революциями. Ничего нет, страны нет, правительства нет, какие-то структуры функционируют по инерции, а на границах империи война. Во всей этой подвешенной ситуации, мужчины оказались недееспособны. Они не хотят воевать (и их желание жить вполне обоснованно), они не хотят подчиняться каким-либо правилам, они вообще никому не подчиняются, нет царя, нет закона; Бога снесли, гуляй голытьба! Офицерам и правительству не хватает ни воли, ни силы, чтобы как-то изменить ситуацию. Маргинальный провис истории, анархия, в которой реально действовать оказались способны только женщины. Крестьянские бабы, аристократки, интеллигентки сбривают волосы и учатся владеть оружием, чтобы защищать уже несуществующую страну. Что это было? Помешательство? Взрыв феминизма? Любовь к родине? Так или иначе, фильм наглядно показал, что самоотверженно воевать за истину и стоять до конца даже во время смуты в нашей стране способен только женский батальон.

Не понятно только зачем? Для чего эти женщины умирали, за какие идеалы боролись? К чему были все эти смерти? Сотни женщин погибли просто так, сражаясь за то, чего нет. Этот фильм – апофеоз абсурдности любой войны. Когда ты смотришь на то, как погибают, одна за другой, прекрасные девушки, не понимаешь – зачем? (да, я убежденный пацифист)

Я шел на фильм, как на античную трагедию: финал известен. Почитав историю Марии Бочкаревой и ее женского батальона, я знал заранее, что всех убьют. Оставался только вопрос как. И, честно, я ждал зубодробительной, слезовыколачивающей драмы, грубой игры на эмоциях, но, увы, так и не дождался. История, которая содержала в себе зерно, способное вырасти в блестящий трагический кино-эпос, разбилась о сценарий. Беда этого, как и многих других фильмов, в его истоке – в тексте. Продюсеры зачастую наплевательски относятся к сценаристам и сценариям, потирая руки в нетерпении начать съемочный процесс. В итоге текст утвержден, идут съемки, а чего-то не хватает, а что-то не то. Не хватает элементарного, и мне, как человеку со сценарным образованием, огрехи в сюжете видны сразу. Например, задана линия (очень интересная линия), практически Ромео и Джульетты, влюбленных, разлученных войной и смертью. Возлюбленный как бы умер, а как бы и жив, случается красивый сюжетный поворот, а потом бац, и нет линии, про нее забыли. Сюжет вытягивают только актеры.

Образ, необычный для Марии Ароновой, которая предстала не милой и теплой, какой мы привыкли ее видеть, но грубой и жесткой, хоть как-то держит расхристанный сюжет; Прекрасны в своей отвратительности мужские образы. Все  персонажи-мужчины в фильме (за редким исключением) – ничтожества: от Керенского (в исполнении Башарова) до Афанасия (мужа Бочкаревой), избивающего жену и гадливых красных солдатских подстрекал.

Чтобы быть справедливым, нужно отметить, что несколько сцен созданы действительно блестяще и заставляют сердце стучать чаще, переживая за героинь, но это лишь эпизоды, которые не поддерживают напряжение на протяжении всего фильма. Вся драматургия построена на постепенном исключении из сюжета героинь. Изначально нам задано немалое количество ярких характеров, однако, еще во время первых эпизодов — призыва женщин-добровольцев в батальон, эти характеры, постепенно, один за другим, покидают кинематографическое действие. Одна испугалась, другая беременна, третью, интриганку и доносчицу, выгнали с позором. Авторы слили треть персонажей еще до начала боевых действий. Далее, планомерно, одну за другой сценаристы убивают героинь, убивают, по большей части, довольно бестолково; Смерть она вообще бестолковая и некрасивая, но кинематографический язык и наше восприятие требует особого оформления гибели на экране, тем более, если это героини, которые за предыдущий час уже успели нам полюбиться. Каждая смерть должна бить ударами в душу с помощью, может быть, чуть банальных, но проверенных средств кино-выразительности. Увы, в «батальоне» смерть это только смерть. Девочку застрелили, девочку удушили, девочка отравилась газом. Девочки умерли. Все…

Вот и всё. Они умерли, а больше никого не осталось. Разве что ленивые мужики, да красное мракобесие.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s