Прощай «русский стиль»! Я буду скорбеть!

on

ВНИМАНИЕ! ДАЛЕЕ СЛЕДУЕТ КРАЙНЕ ДРАМАТИЧНЫЙ И СУБЪЕКТИВНЫЙ ТЕКСТ!

Точка. Пульса больше нет, «русский» стиль, так радовавший меня в последние сезоны, вышел из моды. Точку поставил крайний показ A la Russe – бренда, который был апологетом изысканной, концептуальной, благородной русскости, от которой теперь осталось только название и тающий в эфире привкус.

 

«Русскость» в ее самом элегантном понимании, русский стиль аристократок дореволюционного Петербурга, начал активно проявляться в отечественном моде в начале 2010-х, он пришел на смену кичливой «хохломистости» Симачева, которая, в свое время, сыграла значительную роль в массовом «модном» сознании, и, заняв свою нишу, ушла с центральной позиции. Стык двух первых десятилетий XXI века, время между двумя экономическими кризисами – стало временем красоты и творчества. Красоты, почерпнутой из «высокой» русской культуры. Расцветает, открытый в 2001, бренд Алены Ахмадуллиной, в 2008 году она показывает коллекцию, вдохновленную творчеством Васнецова, в том же году открывается бутик на Никольской улице, который в 2011-м обзавелся элегантным кафе. Ахмадуллина со своими «сказочными» коллекциями – хедлайнер недель моды. В 2011 запускает свою марку Ульяна Сергеенко, поразив модниц Москвы и Парижа кутюрными вещами, с отсылками к русской культуре. Тогда же запускается марка Ольги Вильшенко, наполненная вещами, оформленными дивными вышивками, почти народными блузами, этническими принтами на строгих комплектах и элегантными сарафанами. Наконец, в тот же исторический период, в это славное культурное «межкризисье» показывает свои первые коллекции Анастасия Романцова под маркой с многообещающим названием «A la Russe». 

Коллекции A La Russe были так прекрасны, что хотелось плакать…  

В начале ХХ века именно русских женщин считали самыми элегантными в мире. Петербурженки, аристократки, были живыми произведениями искусства, утонченными, изысканными, наделенными прекрасным вкусом. Они не были столь холодны и сдержанны, как англичанки, или куртуазны, как француженки, но гармонично сочетали в себе разные культурные коды. Если русская княгиня появлялась в Париже – ее салон становился центром светской жизни Европы, все стремились взглянуть на нее, все подражали ей, ее манере одеваться, держаться, говорить. Оказавшиеся в вынужденном изгнании, после революции, эти женщины, наделенные безупречным вкусом, создавали мировую моду. Огромное количество домов моды и ателье в Париже были созданы русскими эмигрантами. Множество русских дам работало и в крупнейших французских домах, таких как Шанель или Лелон, способствуя их расцвету. 

К чему был этот пассаж? К тому, что именно эту элегантность русской аристократки, этот безупречный стиль вывела на подиум Романцова в начале 2010-х. Каждая коллекция концептуальна, вещи благородны, ансамбли блестяще подобраны. Цвета, фактуры, образы, все сходилось в идеальную картинку. Тончайшие оренбургские шали становились изысканными платьями, в коллекциях являлась то нежная Наташа Ростова, то роскошные артистки Дягилевской труппы, меха, венгерки, вышивки, национальные принты, традиционные кружева, песцовые муфты, птица сирин, наконец княжны из Ливадийского дворца…

Пересматривая историю коллекций бренда за последние пять лет, я почувствовал, как кружится моя голова от невероятной красоты.

Последней яркой вспышкой этой божественной «русской пьесы» стала коллекция pre fall зима 2014/15, это был один из самых громких, если не самый громкий лукбук марки, за все время существования. Его цитировали всюду, ордена немедленно стали must have. В этом осенне-зимнем сезоне не было такой светской хроники, где хоть кто-то не появился бы в образе от «A la Russe» или хотя бы с фирменным орденом.

 

Потом что-то поменялось. И поменялось не в марке A la Russe или в голове Анастасии Романцовой. Что-то поменялось вокруг. Страна, культура, мода, красота, все вдруг как-то поморщилось, съежилось, окислилось, и вновь раскрылось уже каким-то другим.

Зимние коллекции A la russe 2014 и основаная и pre-fall, были созданы на волне эмоциального подъема прошлой зимы, когда олимпиада, заставила даже самых замшелых оппозиционеров проникнуться духом патриотизма, когда еще не было ни Майдана, ни Крыма, ни кризиса, когда русскость в моде являлась следствием культурного процесса, а не проекта по импортозамещению…
Знаете, почему меня так интересует мода? Потому что она, как лакмусовая бумажка, четко и однозначно идентифицирует настроение общества.

Уже в летних коллекциях A la Russe этого сезона “русскость” была притянута за уши. Одуванчики, березки и родная природа, все остальное – трендбук сезона. Аккуратно, элегантно, мило, стильно, качественно, но слезы не наворачиваются от красоты, не хочется показывать эти образы всему миру, не распирает гордость.

 И вот я смотрю на эти одуванчики и березки, и чувствую, как мода морщится, съеживается, окисляется… 

Я показывал эти летние коллекции нескольким серьезным европейским специалистам моды. Они отвечали примерно следующее:

“Где же тут «а ла русс»? где русский стиль? В березке? В одуванчике? Все это очень мило, но чем это отличается от изделий многих других марок?» … В мире шьют много красивых платьев, просто красивых платьев.

Я не стал ни выкладывать летние коллекции в свои паблики, ни писать о них, я ждал зимние, в надежде на чудо. Коллекции случились. Обе и pre-fall и основная – очень, очень красивые. Но чуда не произошло, «русскость» умерла. 

«Хозяйка медной горы» (pre fall) — роскошная, концептуальная история, но что останется, если убрать название? Милые платья, стильные костюмы, юбки, топы. Я молчу про то, что лукбук будто создан под вкус покупательницы из мусульманской страны. (Не секрет, что большая часть продаж бренда приходится именно на мусульманские страны.)

И нет в этом ничего плохого. Это бизнес. А в бизнессе есть потребитель и есть продукт. И если потребителю нужен определенный продукт, то хороший бизнесмен сделает его.

«Звездную» — основную коллекцию будущей зимы стоит рассматривать в двух проекциях – показа и лукбука. Потому что настроение у оных разное, как и подбор вещей. И, если лукбук, стилизован в традиционном для бренда духе — с длинными платьями и драматичными аксессуарами, вроде серой шали, то показ был новаторским. Ни одного платья в пол, актуальная, молодая, дерзкая мода, никакого историзма и налета русской драмы. Нет русскости, ищи не ищи, никакого «а ля рус» больше нет. Есть красивая, качественная коллелкция, обреченная на коммерческий успех.

Не болит, не щемит. Ваш товар, наш купец…

 

Это свидетельство времени. Оно изменилось. С ним изменилась и мода. Анастасия Романцова всегда чувствовала тенденции и ловко ловила на лету веяния эпохи. Поймала и сейчас. Я горжусь ей. В мире российской моды очень мало профессионалов ее уровня. После показа довольные зрители поздравляли автора. Все прекрасно, все идет своим чередом. Больно только мне, потому что от идеи бренда, которую я так любил, не осталось почти ничего. Моя прекрасная русская аристократка, сотканная A la Russe, стала очередной глянцевой модницей, мультикультурной, безошибочно стильной, богатой, одной из многих…