История журналов моды в России. Часть 2. 1917-1996

on

В прошлом материале я рассказал историю журналов моды в России от их зарождения в XVIII веке до Октябрьской революции. После 1917 года журналы мод в старом виде практически сразу прекратили свое существование, но еще теплилась жизнь в «бытовых» женских изданиях, вроде «Журнала для хозяек», но их новое советское правительство посчитало «безыдейными», даже опасными — и закрыло. История дореволюционной женской прессы закончилась к 1919 году.

Прозодежда актёра №5

Начало двадцатых годов — пик творчества авангардных художников. После революции нужно было изменить и переосмыслить все стороны жизни граждан новой большевистской страны, ничто не могло оставаться прежним. Отменены церковь, институт брака, нивелировался быт, образовывались коммуны: теперь человек заживет по-другому! Новому гражданину новой страны нужна была и новая одежда. Мода, со всеми её «буржуазными пережитками» должна была быть заменена на универсальную форму, вроде «проз-одежды», придуманной художницей — конструктивистом Любовью Поповой.

Однако утопическим планам художников новой страны не суждено было сбыться. Мода оказалась сильнее идей. Даже в сложный период гражданской войны в стране ходили западные журналы мод, а с введением НЭПа появились и свои брошюрки «Москвошвея» с моделями. Журналами их назвать было нельзя.

0_da2a0_26c7ffa3_XXXL

Первым собственно советским журналом моды становится «Ателье», открытый в 1923 году. "Ателье" 1923 г.

Тогда вышел всего один номер этого журнала, но и он стал явлением в истории Российской моды, только про этот единственный номер можно написать огромное исследование. Интересно в нем все: от невероятных художников и авторов, создавших материалы, до личности редактора. Журнал был издан благодаря энергии двух женщин: Надежды Петровны Ламановой и Ольги Сеничевой — именно так, без отчества, ибо тогда ей было всего шестнадцать лет. Журнал образовался на базе прогрессивного предприятия «Ателье мод», которое станет прообразом «Дома моделей». Ателье было открыто по инициативе Сеничевой. Поработав на выставке кустарных изделий, эта активная девушка обратилась к руководителю московской швейной промышленности и предложила свои услуги в создании новаторского предприятия. На судьбоносную беседу она пришла в холщовом пальто, вышитой шапочке и матерчатых туфлях на веревочной подошве. Самое поразительное, что чиновник дал добро, но с одним условием — взять в помощники солидного мужчину. Такой нашелся. Театральный деятель Борис Кащенко, сын известного психиатра, ставший впоследствии мужем Ольги. Художественным руководителем Ателье была назначена сама великая Ламанова, чье имя было известно всей Москве. В своё время она обшивала императрицу, а после революции приняла новые идеи и стала художницей новых образов новой страны. Эта команда «Ателье мод» — Ламанова, Сеничева и Кащенко — создала и журнал, для которого работали такие художницы как Вера Мухина, Александра Экстер и Варвара Степанова.

Страна изголодалась про красоте и красивым изданиям, и «Ателье» стал глотком воздуха для эстетов. Уникальность этого проекта для культуры заключается в том, что он был первым аутентичным, собственным журналом, где моды, тексты, изображения были созданы советскими авторами, тогда как все дореволюционные журналы были западной калькой с французскими или немецкими литографиями. Опыт «Ателье» был исключителен и, увы, единичен. На журнал обрушилась волна критики, его обвинили в «художничанье». На издание второго номера средств не нашлось.

"Ателье". 1923 г.

"Ателье". 1923 г.

«Москвашвей» в тот год издавала брошюру «Швейник»: одноцветную, на дешевой бумаге, с плохими техническими изображениями моделей и советами по их изготовлению. Этого, видимо, было вполне достаточно для молодой советской республики. Роль журналов мод в 1920-е годы отчасти приняли литературно-общественные журналы. С 1926 по 1930 год издавался «Женский журнал», в котором присутствовал раздел «Мода в красках». Изредка статьи об одежде появлялись в главных общественно-политических женских изданиях СССР — «Работнице» и «Крестьянке».

Можете представить, как могли выглядеть статьи о моде в журнале, где лучшей профессией для женщины называют слесарное дело? «Женщинам, которым приходится делать сравнительно тяжелую физическую работу (подымание, переноска тяжестей и т.д.) рекомендуем туго подвязывать живот, носить брюшной бандаж. Мы много раз писали о вреде высоких каблуков… Благодаря высоким каблукам получается неестественная установка коленных суставов…», — вот как-то так.

"Женский журнал" 1926 г.

Лишь в конце 1920-х, во время свертывания НЭПа, Луначарский одобрил издание журнала «Искусство одеваться» с красочной обложкой и материалами о моде. Просуществовал журнал лишь год и закрылся в 1929 году, когда началась новая страница в истории страны. Сталин утверждает свое единоличное и безоговорочное лидерство, запускается первый пятилетний план, меняется и визуальная конъюнктура. Утопическая мода с ее конструктивистскими идеями окончательно уходит в прошлое, сменяясь помпезным стилем «социалистического мифа», модой «напоказ», призванной, так же как и пафосная «сталинская архитектура», показать величие советского народа.

В 1935 году открывается Дом Моделей на Сретенке (будущий Общесоюзный Дом Моделей Одежды), пропагандирующий идеалы роскоши, элегантности и женственности. На «красной ривьере» в Ялте  по набережной прогуливаются жены партийного и военного руководства в шикарных платьях, меховых манто и модных шляпках. В 1936 году вышел в свет ведомственный журнал «Дом моделей», издававшийся небольшим тиражом и распространявшийся адресно, среди советской элиты. Новый журнал изображал изящных, ухоженных женщин в элегантной деловой одежде или утонченных вечерних платьях на улицах большого современного города. Рождался советский миф. Кстати, в этом журнале впервые появились фотографии моделей. До этого публиковались только иллюстрации. «Дом моделей» не был единственным журналом. В 1930-е издавались красочные «Модели сезона» и глянцевые журналы универмагов и производств. 

40s60s-0030_6d117_efc0c7e9_XXL

Триумфальное шествие социалистической моды прервалось во время Великой Отечественной Войны, но возобновилось сразу после ее окончания. В 1945 году министерство легкой промышленности начинает выпуск «Журнала мод», в том же году Общесоюзный Дом Моделей Одежды открывается на Кузнецком мосту — и формируется система моды, которая, практически без изменений, просуществует вплоть до конца 1980-х, более сорока лет.

Продолжая эстетику «сталинского мифа», «Журнал мод» публикует на своих страницах изображения женщин, которые выглядят, как настоящие леди: изысканные и утонченные. Однако крошечного тиража издания не хватает даже на обслуживание элиты. Мода была доступна лишь избранным. В этот же период формируется «мода стран социалистического блока», а советские художники-модельеры начинают работать без оглядки на западные тенденции. Именно поэтому силуэт New Look придет в Советский союз с запозданием почти в десять лет. Несмотря на это, сталинская «показательная» мода была исключительно парадной. Персонаж пьесы «Рассвет над Москвой» заявлял: «Товарищ Сталин сказал нам, текстильщикам, оденьте наших советских женщин по-княжески, пусть весь мир ими любуется!». Звучит как оксюморон… Одеть советских женщин по-княжески?

После смерти Сталина пришедший к власти Хрущев объявил войну помпезному стилю. Объединенная редакция «Журнала Мод» и «Моделей Сезона» обратились к строгому советскому неоклассицизму. Функциональный крой и простые силуэты должны были позволить наладить, наконец, массовое производство одежды и вывести моду из элитарного в массовое пространство.

0_3bf71_b8b8a5e6_XL0_5cf81_4f72038c_XL0_6d105_68fd3ad3_XL

0_8ceff_e4ef955c_L

Помимо «Журнала Мод» и «Моделей Сезона» свои журналы издавали крупные универмаги, например, «Модели ГУМа», и региональные дома моделей. Самыми изысканными считались прибалтийские журналы, за Эстонским «Siluet» и «рижскими модами» охотились модницы всей страны.

51122_900

Советские журналы мод просуществовали практически неизменно вплоть до конца 1986 года, когда легендарный главный редактор Антонина Донская ушла на пенсию, а ее место руководителя объединенной редакции заняла Лидия Орлова, до этого семнадцать лет проработавшая редактором раздела в журнале «Работница». Орлова взялась за реорганизацию журнала, который за сорок с лишним лет существования пришел в полный упадок. Появившийся в 1987 году первый в Советском Союзе иностранный журнал Burda стал козырем в ее рукаве: нужно было сделать собственный журнал не хуже немецкого.

В прежней редакции работали искусствоведы и художники, штатный фотограф Эдуард Крастошевский работал с единственной старой камерой, которая однажды просто развалилась у него в руках. Лидия Витальевна Орлова добилась перевода редакции в новое просторное помещение в здании напротив ЦУМа, достала серьезное фото-оборудование, искала талантливых журналистов, фотографов, стилистов, модельеров и создала первый советский глянец, который мог конкурировать с западным.

Тираж «Журнала Мод» увеличился до небывалых полутора миллиона экземпляров на номер. Никогда еще модный журнал не издавался таким огромным тиражом, только журнал «Cosmopolitan» в 2005 году приблизится к этой цифре, достигнув миллионного тиража.

Увы, блестящий период в истории «Журнала Мод» закончился в 1991 году. Лидия Орлова вместе со всей редакцией покинула журнал, который после этого стал быстро угасать и вскоре превратился в журнал по вязанию. В этом виде он существует по сей день. Лидия Витальевна же открыла в 1991 году первую частную модную газету «Московский стиль», которая просуществовала год, а за ней — один из первых российских модных глянцев, журнал «Коллекция М», выходивший до 1994 года, пока не был убит издатель. То было странное и запутанное время, полное криминала. Лидия Витальевна Орлова позже написала несколько детективов о событиях девяностых.

В середине 1990-х годов на российский рынок хлынули лицензионные издания. Параллельно с ними творческая молодежь делала попытки создавать собственные журналы. В 1994 году открывается глянцевый «Империал», на обложке первого выпуска которого красовался Игорь Верник. В том же году появляется «Cosmopolitan» и мужской журнал «Penthouse». Прослойка резко разбогатевших людей вместе с этими новыми журналами училась жить по-новому, играя в гламур, понты и безыскусную роскошь нуворишей. Поколение креативной, «клубной» молодежи породило рейверский глянец «Птюч» (1994) и «Ом» (1995). В социальных сетях есть ностальгические группы, посвященные этим журналам, ценности которых описываются словами: демократия, необузданная свобода и шальные деньги.

Во второй половине 90-х Российский рынок стали осваивать более респектабельные издания. В 1996 году открылись русские версии «Elle» и «Harpers bazaar». Русский «Харперс» возглавила тогда Арина Розова, выбравшая для обложки первого номера кадр Патрика Демаршелье с Шерон Стоун. Собственно Шерон прибыла и на презентацию журнала в Россию, бесплатно, без гонорара, но с очень специфическим райдером, в котором было обозначено двенадцать телохранителей и экскурсия по Эрмитажу с Михаилом Пиотровским. «Elle» с 1996 года (с перерывом) возглавляет Елена Сотникова.

Screen Captures

В 1998 году на фоне дефолта и кризиса открылась российская версия «Vogue», который возглавила Алена Долецкая. Говорили, что это будет первый и последний выпуск, но страна тогда на нефтяных крыльях легко вылетела из кризиса и сразу влетела в эпоху «сытых» 2000-х. Глянцевый журнал о красивой жизни оказался очень к месту: новоиспеченных нефтяных олигархов нужно было научить жить соответственно статусу, а потом и превратить их в «светское общество», для чего в 2008 году открылся «Tatler».

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s